Мы используем файлы Cookies для улучшения качества работы сайта Bookmate Journal. Вы можете Узнать больше или
Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт. Фото: Varun Gaba, unsplash.com
Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт. Фото: Varun Gaba, unsplash.com
Bookmate Journal |

«Живем одним днем»: российские издательства о книжной индустрии

Как сейчас работают типографии, что говорят зарубежные агентства и станет ли книг меньше

В рамках марафона «Книги остаются» мы поговорили с издательствами об их работе в новых условиях. Вот здесь можно прочитать первую часть интервью, а сегодня представляем вторую часть: «Фантом Пресс», «Городец», «Лимбус Пресс», Rideró и «Этерна» рассказывают, почему книги дорожают и какие темы сегодня интересуют читателей больше всего.

Что изменилось в вашей работе после февраля 2022 года?

Игорь Алюков, главный редактор издательства «Фантом Пресс»: Изменилась не столько сама работа, сколько перспективы, общее настроение. Невозможно строить не только долгосрочные планы, но даже с горизонтом в пару месяцев. И хотя пока мы работаем в обычном ритме, что будет уже летом — неведомо.

Цены на бумагу начали расти еще год назад, но сейчас процесс приобрел совершенно непредсказуемый характер: типография гарантирует цену только на семь дней, а из-за перебоев с бумагой сдать книгу в печать нужно месяца за три до ее выхода; стоимость за это время может измениться радикально. Скоро ухудшится и качество бумаги. Пока что мы этого не почувствовали, у нас был запас финской бумаги, но, когда она кончится, придется перейти на серую, грубую бумагу.

Так что книги будут не только дороже стоить, но и хуже выглядеть.

На следующий же день после начала известных событий мы написали всем зарубежным агентам, с которыми плотно общаемся, изложили свою позицию и призвали не прерывать сотрудничество. Практически все откликнулись со словами поддержки. Но есть и те, кто приостановил сотрудничество, например Penguin Random House. К счастью, у нас не слишком острая ситуация в этом смысле. В ближайшее время нам не нужно возобновлять заканчивающиеся контракты на наши бестселлеры. Еще у нас солидный запас купленных книг, которые находятся в разной стадии подготовки — более 50. В обычное время мы выпускаем не более трех книг в месяц, так что это хорошая база.

В целом же не делаем никаких прогнозов. Вот мы планировали участие в весенней выставке Non/fiction, а ее отменили за четыре недели — что уж говорить о более отдаленном будущем. Нас очень радует поддержка читателей в соцсетях, хотим их поблагодарить. Но всерьез помочь, пожалуй, может только завершение всего этого ужаса.

Ольга Тублина, генеральный директор издательства «Лимбус Пресс»: Сильно изменилась ситуация с типографиями. Например, цена на печать книги Дарио Фо по сравнению с январем выросла в два раза. Да, в пандемию типографии закрывались и не работали (карантин в цеху или на всем производстве), но цены так сильно не поднимались. А теперь звонят менеджеры и говорят: у нас осталось столько-то бумаги, либо сейчас делайте заказ, либо потом уже непонятно что будет. Насколько мы поняли, проблема в недостатке химических компонентов, из-за чего новую бумагу нужного качества просто не произвести. Но вроде бы они сейчас начинают появляться — видимо, закупают в других странах.

Скорее всего, будем печатать тиражи частями — в зависимости от количества бумаги и популярности книги.

Хотя уже и не знаем, рентабельно ли сейчас вообще издавать книги: большие тиражи мы боимся делать, а маленькие, если на них распределить гонорары автора, переводчика, дизайнера, редактора, корректора, становятся очень дорогими. Мы в каком-то смысле живем одним днем: цены постоянно меняются в зависимости от курса доллара, наличия бумаги и других факторов; стоимость тиража пересчитывается — то увеличивается на 8–10%, то уменьшается на 16%; сегодня типография готова взять книгу в работу, завтра — нет. 

От зарубежных коллег мы получили несколько писем поддержки со словами: «Мы все понимаем и надеемся, что ситуация разрешится». По тем правам, которые уже куплены, никто с нами контракты не разрывает. С покупкой же новых прав сейчас будут проблемы: непонятно, как, например, переводить деньги. За это время у нас не прошли платежи за три книги, но агентства отнеслись с пониманием и готовы ждать.

В любом случае мы продолжим работу над книгами, которые готовились к выходу в 2022 году — постараемся обязательно выпустить серию эпосов в пересказе современных писателей: «Одиссея», «Гильгамеш», «Слово о полку Игореве». Новые книги пока не рассматриваем — непонятно, что будет дальше. Вообще рутинная работа, конечно, помогает не сойти с ума.

Елена Дорофеева, куратор скандинавской серии «НордБук» издательства «Городец»: Учитывая, как дела у типографий, что происходит с курсом валют, как реагируют на ситуацию зарубежные авторы и литературные агентства, мы по-новому посмотрели на свои проекты — выделили те, что будут продолжены, а другие пока отложили.

В пандемию тоже было сложно, но было какое-то всеобщее единение, все старались помогать друг другу — я имею в виду отношения с зарубежными партнерами. Отменили книжные ярмарки, но открыли множество возможностей для общения онлайн: видеоконференции с издателями и литературными агентами, презентации и встречи с авторами. Сейчас же много непонимания и разобщенности, даже страха; нужно быть очень деликатным, чтобы тебя не поняли неверно. Международная ассоциация издателей приняла решение прекратить сотрудничество с российскими государственными организациями, а также некоторыми крупными издательствами.

Обсуждался и вопрос полного бойкота российских издателей, но все-таки он не был одобрен большинством членов ассоциации.

Случаев отказа продавать права в Россию пока единицы. Что касается скандинавских, итальянских, французских издательств, с которыми мы непосредственно работаем, то никто не говорил нам о разрыве отношений — напротив, мы получали письма с выражением понимания и сочувствия к издателям, которые, в общем-то, незаслуженно страдают в этой ситуации. Сейчас, как никогда, важно продолжать издавать книги.

Бумага подорожала, есть большие проблемы с мелованной бумагой для иллюстрированных изданий. Типографии изменили условия работы: заказы принимают только по предоплате, цены фиксируют всего на один день. Это очень усложняет работу, а главное, повышает стоимость книги для покупателя.

Вся эта неопределенность влияет и на чтение. В конце февраля и в марте мы отметили рост продаж книг по психологии, в том числе о депрессивных расстройствах и саморазвитии, поисках себя («Сам себе коуч»). Среди лидеров продаж была и книга «Как выжить в современной тюрьме». Хорошо продается фантастика, скандинавские детективы, классика: «Похождения бравого солдата Швейка», «Двенадцать стульев», «Золотой теленок».

Несколько книг, которые весь прошлый год были в нашем списке бестселлеров, продолжают в нем оставаться. Это роман Александра Пелевина «Покров-17», получивший в 2020 году литературную премию «Национальный бестселлер», и книга «Сто текстов о языке», написанная экспертами «Тотального диктанта». Также две недавние новинки нашли хороший отклик у читателей — роман знаменитого итальянского кинорежиссера Паоло Соррентино «Правы все» и книга «Любовь к жизни» — автобиография Мари Фредрикссон, солистки известной шведской группы Roxette.

Ждем, что российскую книжную индустрию будут поддерживать — например, давно идут разговоры об отмене НДС на книжную продукцию. Сейчас это было бы особенно важно, такая мера помогла бы стабилизировать цены. Очень выручает профессионализм и сплоченность нашего коллектива, который продолжает работу, несмотря ни на что.

Екатерина Шляхова, директор по маркетингу издательского сервиса Rideró: Мы продолжаем поддерживать авторов со всего мира, выкладываем их книги для продажи на разных площадках и в магазинах, выплачиваем роялти, печатаем и доставляем тиражи. Разве что пришлось заменить некоторые иностранные сервисы российскими, но пользователи этого не заметили.

Большинство наших зарубежных авторов — русскоязычные люди, которые живут в самых разных странах от Беларуси до Австралии. Они по-прежнему выкладывают книги, и мы не наблюдаем сколько-нибудь значимого оттока. Творчество, писательство — самый созидательный способ выразить свои эмоции и поделиться ими с миром.

Да, бумага растет в цене, типографии поднимают цены. Мы не без труда нашли и выкупили оптом офсетную бумагу хорошего качества, сделали запас и можем, как и раньше, печатать книги. В последний месяц хорошо покупали фэнтези и фантастику, антиутопии, книги по практической психологии и по экономике.

Из забавного: в марте был скачок продаж книги по самогоноварению. Чуть позже подросли продажи книг о садоводстве и огородничестве.

Нас греет мысль о том, что мы делаем благородное дело — помогаем начинающим авторам воплотить их мечты и идеи в жизнь, взять свою книгу в руки. И открываем новые имена в современной литературе — книги некоторых из них уже стали бестселлерами. Это Владимир Савельев, Кирилл Куталов, Алиса Ханцис, Анна Чухлебова, Александра Хмарская.

Делать какие-либо прогнозы сейчас — это как предсказывать погоду на месяц без метеорологических приборов. Слишком многое зависит не от рынка самиздата, а от внешней ситуации, данных о которой заранее нет. Rideró и дальше собирается публиковать книги бесплатно, номинировать авторов на премии, а также обучать и вести их по писательскому пути. Для этого мы открыли для бесплатного доступа вебинары, мастер-классы и обучающие курсы по писательскому мастерству, созданию и продвижению книги.

Ирина Кулюкина, заместитель главного редактора издательства «Этерна»: Все знают строки Александра Кушнера:

Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять.

У всех издательств — больших и маленьких (а наше — маленькое) схожие симптомы кризиса. При этом мы в каком-то смысле даже в более выигрышном положении, потому что каждый наш сотрудник и швец, и жнец, и на дуде игрец. Книга существует несколько тысячелетий, чего только не происходило, а она ничего — живет. Книжный рынок, конечно, меняется на наших глазах, но и жизнь меняется. Так как нас иногда называют ведущим издательством по истории моды, можно использовать такую аналогию. Жизнь переменчива, как мода, каждый сезон что-то новенькое, а любовь к книге и чтению — это как стиль человека, его индивидуальность, самобытность, узнаваемость.

Что вы читали в последнее время не по работе?

Игорь Алюков, «Фантом Пресс»: У редактора вряд ли есть граница, которая отделяет чтение для работы и для себя. То, что я читаю для себя, может легко стать работой, а то, что читаю для работы, часто оказывается именно для себя. Одна из книг, которая произвела на меня впечатление в последнее время, — «Зимний солдат» Дэниела Мейсона. История студента-медика, который после начала Первой мировой рвался на фронт, чтобы помогать раненым, а заодно учиться медицине на практике. Но он оказывается единственным врачом в госпитале, устроенном в старой церкви на границе Украины и Румынии, и каждый день вынужден делать выбор, в буквальном смысле проходя между жизнью и смертью. Ну а в сложные времена у меня всегда есть утешительный писатель, который помогает обрести если не равновесие, то хотя бы ненадолго переключиться, — Диккенс.

Ольга Тублина, «Лимбус Пресс»: В основном биографии — «Верди» Тароцци Джузеппе (ЖЗЛ), а до этого «Карл Брюллов» Веры Чайковской.

Екатерина Шляхова, Rideró: В последнее время хочется читать хорошую художественную литературу, такую, чтобы история захватила и держала до конца. Из удачных находок: «Дух геометрии» Алисы Ханцис и «Женщины Лазаря» Марины Степновой.

Книги, которые можно читать и слушать на Букмейте бесплатно в рамках марафона «Книги остаются»

Кейт Куинн, «Сеть Алисы» («Фантом Пресс»). История женщин, создавших разведывательную сеть во время Первой мировой на севере Франции, который был оккупирован кайзеровской Германией. В основе романа документальная история: «Сеть Алисы» была уникальной организацией, державшейся исключительно на женщинах. Информация, которую им удалось добыть, была столь серьезна, что могла глобально изменить ход истории — если бы мужское командование восприняло ее всерьез. В то же время это не исторический роман, а авантюрная драма.

Риз Боуэн, «На поле Фарли» («Фантом Пресс»). Роман в традиции Агаты Кристи: английское поместье, аристократическое семейство, викарий, дворецкий. Но половина поместья отдана под военный госпиталь, а в небе регулярно пролетают немецкие самолеты, держащие курс на Лондон. Такой детектив на фоне очень известной истории заговора английских аристократов, которые замышляли открыть ворота Британии Гитлеру, заключив с ним договор.

Даниэль Шпек, «Bella Германия» («Фантом Пресс»). Семейная сага, разворачивающаяся в годы Второй мировой в Тунисе, который очень долго пребывал в стороне от войны, а в его столице мирно уживались арабы, евреи, французы и итальянцы. Это был очень разноязыкий город, не знавший конфликтов, но с приходом немцев все изменилось. Главная линия этого многопланового романа — история немецкого солдата, фотографа и кинооператора, который считал, что он лишь снимает кино, фотографирует и не имеет никакого отношения к ужасам войны. Но в какой-то момент ему приходится делать выбор. Очень в духе романов Ремарка.

София Ауин, «Рапсодия забытых» («Городец»). Книга о тех, кто лишился детства. Главный герой — сын беженцев из Ливана, остальные персонажи тоже так или иначе оказываются в Европе и отвергаются местным обществом. Религиозный фанатизм и влюбленность в девушку, лицо которой целиком покрыто черной тканью, бытовая жизнь в современной Европе и отголоски фашистской оккупации, а главное — взаимоотношения двух стран, одна из которых была когда-то под управлением другой.

Александр Бренер, «В гостях у Берроуза» («Городец»). Александр Бренер остается в русской литературе эталоном подлинности: верности себе, постоянного титанического самостояния в мире, который старается его поймать, но пока так и не поймал. А книга «В гостях у Берроуза» интересна еще и тем, что автор находит себе мощного союзника в лице великого американца. Угадывать, что в этом рассказе об их встрече мемуар, а что вольная фантазия, — отдельный читательский квест, но дело в конечном счете не в этом. Дело в том, что он учит свободе.

Эльза Скиапарелли, «Моя шокирующая жизнь» («Этерна»). Идея книжной серии Memoires de la mode принадлежит историку моды Александру Васильеву. Задумка в том, чтобы дать, наконец, слово самим великим дизайнерам и кутюрье. Каждая книга оформлена в цвете, который был визитной карточкой каждого из них. Эльза Скиапарелли сделала популярным цвет фуксии, так называемый shocking pink, поэтому обложка ярко-розовая. Поразительно талантливая, выдающаяся дизайнер, конкурентка Коко Шанель, только в отличие от последней начисто лишенная деловой хватки. В бизнесе ей было нечего и тягаться с Шанель, зато в идеях и новаторстве Скиапарелли не было равных.

Ольга Ивинская, Ирина Емельянова, «„Свеча горела…“ Годы с Борисом Пастернаком» («Этерна»). Это известные мемуары последней любви Пастернака Ольги Ивинской и ее дочери Ирины Емельяновой. Очень искренние, в каком-то смысле душераздирающие мемуары женщины, которая заплатила самую высокую цену за любовь с великим поэтом. Тюрьма, лагерь, потеря ребенка. Пастернак в переписке 1958 года упоминал, что образ Лары из «Доктора Живаго» навеян именно встречей с Ольгой Всеволодовной, адресатом его поздней лирики.

Анджей Иконников-Галицкий, «Сожженные революцией» («Лимбус Пресс»). Книга написана на стыке документальной и художественной прозы, биографического исследования и исторического расследования. Здесь и Герман Лопатин — народоволец, отсидевший 18 лет в одиночке Шлиссельбургской крепости, и Александр Блок — поэт, узревший Христа за революционными вихрями, и Борис Савинков — аристократ, организатор множества терактов, и Мамонт Дальский — знаменитый актер, авантюрист, участник революционных экспроприаций, и Александра Коллонтай — «валькирия революции», проповедница свободной пролетарской любви и создательница системы защиты материнства и детства в России, и Анатолий Железняков — предводитель разгульных матросов, осуществивший разгон Учредительного собрания. Авантюрные и детективные мотивы придают повествованию остросюжетный характер, а широкий, панорамный подход к освещению событий дает возможность по-новому осмыслить великую драму русской революции в ее всечеловеческом и сверхисторическом значении.

София Синицкая, «Безноженька» («Лимбус Пресс»). Наши дни, Петербург, время действия — с захватом пандемии. Трое главных героев знакомятся в Сети, в ролевой игре, и вот один из них — Коля из деревни Кулёмы — решает сорваться в гости на каникулы в Петербург к художнице Марфе (своей игровой возлюбленной), знакомится с ее семьей и соседом. Тот как раз и есть безноженька: молодой парень-инвалид Кирюха Завирюха — успешный кулинарный блогер и красавец, а еще мастер-админ той самой игры. И то, что случается с ним за это время, превосходит самые невероятные сюжетные повороты ролевой игры.

Паскуале Феста-Кампаниле, «Грех» («Лимбус Пресс»). Он — мужчина, который не имеет права любить (священник на войне), она — молодая женщина, обреченная на гибель из-за туберкулеза. Основной конфликт разворачивается между грехом (злом) и любовью (добром). Зло — это война, болезни, ура-патриотические знамена, под которые встает весь христианский мир, армейское начальство и церковь, призывающая не к любви к ближнему, а к братоубийству. События «Греха» развиваются в период Первой мировой войны и сближают роман с литературным опытом «потерянного поколения» (Эрих Мария Ремарк, Эрнест Хемингуэй, Фрэнсис Скотт Фицджеральд). С другой стороны, здесь прослеживается связь с «Дневником сельского священника» Жоржа Бернаноса, с величественными религиозными драмами Поля Клоделя, с «Дождем» Сомерсета Моэма.

Кирилл Куталов, «Антитела» (Rideró). У этого текста читатели появились еще в процессе написания. История выросла из пандемических дневников и осмысления сегодняшней российской реальности и ее противоречий. В антиутопии Куталова в Распределенную Метрополию приходит смертельная вирусная эпидемия, и для большинства людей главной задачей становится выживание. Но есть и те, кто видит в наступающем апокалипсисе долгожданный шанс. Книга вошла в короткий список литературной премии «Спутник/НОС» в 2021 году, а также в короткий список «Критической академии» основной премии «НОС».

В первой части разговора участвовали «Альпина нон-фикшн», «Издательство Ивана Лимбаха», издательство «Есть смысл» и ИД «Питер»: читайте здесь.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Фото: Polina Zimmerman / pexels.com. Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт Истории «У нас прекрасные читатели, мы чувствуем их поддержку»: как издательства переживают кризис А также чем нынешняя ситуация отличается от эпохи карантина Самые активные пользователи Букмейта: Анастасия Калистратова, Ирина Малацидзе, Антон Ким, Настя Шушурина, Резеда Несынова и Станислав Краснояров. Фото из личных архивов, коллаж: Bookmate Journal Истории «Хочется читать 30 книг одновременно — нет проблем»: пользователи Букмейта — о своих любимых авторах Пелевин, Гоголь, Экзюпери и другие писатели. А еще рассказы про книги, которые невозможно дочитать Книжный магазин Sala Tatuí в Сан-Паулу, Бразилия. Источник: фейсбук-страница магазина Истории Как живут независимые книжные: от Конго и Бразилии до Польши и Таиланда. 9 историй Игры на крыше киоска, слезы в магазине и вор, вернувший украденные книги Презентация одной из новинок в книжном магазине Ark Books, Дания, Копенгаген. Фото: Kristin Kristiansen. Источник: инстаграм-страница магазина Истории Шесть кварталов яростной погони за вором. Как живут независимые книжные по всему миру 8 историй — от Филиппин до Мексики и Маврикия Победительницы Бернадин Эваристо и Маргарет Этвуд на награждении 2019 года. Фото: thebookerprizes.com Истории «Букер»: все самое интересное, что происходило с этой премией в разные годы А еще четыре классные книги, которые получили награду или вошли в шорт-лист День рождения ижевской книжной лавки «Кузебай» на фестивале «Все вместе», Центр современной драматургии и режиссуры. Фото из паблика лавки ВКонтакте Истории «Нас уже прозвали крематорием и баней». Как живут независимые книжные в России: продолжение Еще 10 историй — от Ростова-на-Дону до Верхней Пышмы и Хабаровска