Мы используем файлы Cookies для улучшения качества работы сайта Bookmate Journal. Вы можете Узнать больше или
Григорий Свердлин, руководитель «Ночлежки». Фото из личного архива
Григорий Свердлин, руководитель «Ночлежки». Фото из личного архива
Bookmate Journal |

Григорий Свердлин: «Каждый день думаю о тех, кто из-за карантина не получит помощь»

Директор «Ночлежки» о том, как пандемия и экономический кризис влияют на благотворительность

Букмейт запустил кампанию #сидичитай: чтобы не сойти с ума в самоизоляции, известные писатели, актеры, художники, врачи и многие другие рассказывают о своих любимых книгах нашим читателям.

30 марта, в День бездомного человека, Bookmate Journal поговорил с Григорием Свердлиным — директором благотворительной организации «Ночлежка», которая с 1990 года помогает людям, попавшим в беду. Григорий рассказал нам о любимых книгах (его подборку от Гомера до Чарльза Буковски можно найти на главной странице Букмейта) и объяснил, как пандемия влияет на пожертвования и почему бездомных людей может стать больше.

— Находитесь ли вы на карантине?

— Да, сейчас в основном работаю из дома.

— Чего вам не хватает? От чего пришлось отказаться?

— Больше всего не хватает людей. Скучаю по коллегам.

— Как пандемия повлияла на «Ночлежку»? И как вы реагируете на то, что происходит вокруг?

— Чтобы не подвергать опасности наших клиентов, еще с 17 марта мы остановили работу петербургской консультационной юридической службы и «Культурной прачечной» — и туда и туда приходит по 30–60 человек в день, и сейчас это просто небезопасно для самих людей. Каждый день думаю о тех, кто из-за карантина не получит помощь.

Остальные проекты «Ночлежки» — три наших приюта, два пункта обогрева и «Ночной автобус» — продолжают работу. Ремонт в московской консультационной службе и приюте тоже не останавливается, в апреле-мае планируем открыться.

Помимо пандемии, на нас сильно влияет экономический кризис. Пожертвований уже стало меньше. И вскоре, я уверен, увеличится количество обращений к нам за помощью — кризис всегда приводит к тому, что бездомных становится больше.

— Как не поддаваться панике в сложившейся ситуации?

— Мне кажется, стоит иногда создавать дистанцию между собой и рябью событий и смотреть на все это как на авантюрный роман. Все происходящее, безусловно, трагедия, но и в увлекательности этому действу не откажешь.

— Есть ли у вас цель, которой вы хотите достичь, пока весь мир на паузе?

— Честно говоря, столько дел, что дожить бы до конца паузы.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— Что вы обожали читать в детстве?

— «Властелина колец» Джона Толкина.

— Какую книгу полюбили с возрастом?

— Огромное количество, я вообще книжный червь. Последние годы все больше читаю всяких философов: Померанца, Пятигорского, Мамардашвили. «Нравственные письма к Луцилию» Сенеки сейчас перечитываю в очередной раз.

— Какую книгу вы считаете переоцененной?

— Не знаю, мне как-то неуютно в роли арбитра общественного вкуса.

— Как вы читаете? Есть ли у вас связанные с чтением ритуалы?

— Ритуалов, наверное, нет, а читаю как придется — с Kindle, с телефона. Стихи люблю читать на бумаге, по старинке.

— Есть ли писатель, которому вы мечтали бы позвонить?

— Пожалуй, Чарльзу Буковски. Вообще очень люблю этих «алкогуманистов»: Буковски, Венечку Ерофеева, Сергея Довлатова, Дмитрия Горчева.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт Книги Как сделать мир чуть лучше: 6 книг с примерами из жизни Что читать о здравоохранении, экономике, домашнем насилии, защите животных и проблемах российской глубинки Фото из книги «Страна отходов». Свалка «Кучино» в Балашихе, фотограф Катя Балабан Интервью «Один из самых крепких орешков — использованные подгузники». Экоактивисты о мусоре в России К выходу книги Андрея Яковлева «Страна отходов» Петербургский книжный магазин «Подписные издания» / podpisnie.ru Истории «Мы просто сидели без выручки». Как книжные магазины и издательства пережили год ковида Переезды, прощания с сотрудниками, новые форматы и рост онлайн-продаж Изображение вируса SARS-CoV-2, полученное с помощью электронного микроскопа. Вирус раскрашен желтым цветом / ru.wikipedia.org Книги «Это черная дыра, которая всех нас засосала»: как из-за COVID-19 перестали заниматься другими болезнями И прочие последствия коронавируса для науки Букмейт подводит итоги 2020 года Букмейт Самые популярные книги и аудиокниги 2020: пофигизм, секс и надежда Что читали, слушали и о чем задумывались пользователи Букмейта Иллюстрация: Francesca Vasile, Blai Baules / Stocksy Agency Книги Почему в художественной литературе почти ничего нет про месячные Отвечают писатели, психологи, критик, учительница, филолог и журналист