«Проектируя справедливость». Иллюстрация: Luba Lukova
«Проектируя справедливость». Иллюстрация: Luba Lukova
Катерина Рубинская |

Стивен Пинкер и его 4 книги, которые вернут веру в человечество

О чем пишет самый оптимистичный популяризатор науки, нейропсихолог и лингвист

Стивен Пинкер — нейропсихолог, лингвист, почетный профессор психологии Гарвардского университета, дважды финалист Пулитцеровской премии, просветитель и один из самых влиятельных современных авторов научно-популярной литературы. Рассказываем, за что его любят, за что критикуют и какие книги Пинкера точно стоит прочитать. 

Секрет его успеха

Стивен Пинкер родился в Монреале в 1954 году в семье адвоката и заместительницы директора школы. Его младшая сестра Сьюзан — тоже писательница и психолог, сотрудничающая с The Wall Street Journal, The New York Times и другими крупными изданиями.

Сам же Пинкер окончил канадский Университет Макгилла, а потом Гарвард, после чего работал в других престижных учебных заведениях. Помимо Гарварда, это Стэнфордский университет и Массачусетский технологический институт, где Пинкер несколько лет руководил Центром когнитивной нейробиологии. Сейчас он преподает в Лондоне.

Писать для широкой публики (вдобавок к научным исследованиям) Пинкер начал в 1990-е годы — первая же его книга под названием «Язык как инстинкт» разошлась огромным тиражом. В интервью The Guardian автор сказал, что такой успех его не удивил: увидев, как популярны его коллеги — эволюционный биолог Ричард Докинз и палеонтолог Стивен Джей Гулд, — Пинкер понял, что никто еще не писал доступным языком о когнитивных исследованиях и ему стоит занять эту нишу.

Помимо простоты языка, книги Пинкера отличает оптимизм и безудержная вера в рациональное мышление и научный прогресс. Среди поклонников оптимистичных выкладок ученого не только его коллеги по научному сообществу, но также политики (например, бывший американский президент Билл Клинтон) и бизнесмены Билл Гейтс и Марк Цукерберг.

Пинкер — обладатель множества научных премий, а также двукратный номинант на Пулитцеровскую премию. А к числу наиболее необычных достижений автора можно отнести премию за самые красивые волосы среди научного сообщества — ее Пинкеру присудил в 2001 году юмористический научный журнал Annals of Improbable Research.

Пинкер трижды был в браке и сейчас женат на писательнице Ребекке Ньюбергер Гольдштейн — лауреатке нескольких престижных премий за труды по философии.

Стивен Пинкер в своем кабинете в Кембридже, штат Массачусетс, в 2018 году. Фото: Kayana Szymczak / The New York Times
Стивен Пинкер в своем кабинете в Кембридже, штат Массачусетс, в 2018 году. Фото: Kayana Szymczak / The New York Times

Книги Стивена Пинкера

«Как работает мозг» (1997)

Книга призвана решить достаточно амбициозную задачу: объяснить широкому кругу читателей максимально простым языком работу едва ли не сложнейшего механизма в мире — их собственного мозга. В предисловии автор пишет:

«Я постараюсь объяснить, что такое разум, как он устроен, как благодаря ему мы можем видеть, думать, чувствовать, взаимодействовать и заниматься такими высокими материями, как искусство, религия и философия. Попутно я постараюсь осветить вопросы, связанные со свойственными исключительно человеку явлениями. Почему воспоминания стираются из памяти? Как макияж меняет лицо? Откуда берутся этнические стереотипы и когда они оказываются необоснованными? Почему люди выходят из себя? Что делает детей непослушными? Почему слабоумные влюбляются? Что заставляет нас смеяться? Почему люди верят в духов и привидений?»

Пинкер утверждает, например, что наши убеждения далеко не всегда напрямую связаны со средой и гораздо больше напоминают убеждения наших предков, живших в совершенно других обстоятельствах. Но хотя мы и имеем врожденные черты, это совсем не те свойства, о которых люди обычно думают — например, о врожденной тяге к конкуренции, насилию или сексу.

Книга была номинирована на Пулитцеровскую премию. Любопытно, что создатель теории модулярности сознания, философ Джерри Фодор категорически не согласен с тем, как Пинкер использовал ее в своих рассуждениях, и даже написал собственную книгу в ответ, назвав ее «Мозг работает не так».

«Чистый лист. Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня» (2002)

Здесь Пинкер критикует несколько устоявшихся научных концепций, и в первую очередь — концепцию человеческого разума как чистого листа. 

Согласно этой концепции, изначально наш разум не имеет никаких качеств или специфических черт — они появляются только в ходе развития и обучения. Пинкер настаивает, что при кажущейся логичности такой взгляд на человеческий мозг может быть вреден: отсюда — тоталитаризм, ненависть к людям, которые чем бы то ни было выделяются. Если мы все рождены одинаковыми, то почему одним достается больше, а другим меньше?

По мнению автора, понятие человеческой природы все-таки существует, и, хотя эта природа не предопределяет все наши действия, на некоторые из них она все же способна повлиять. Поэтому объяснять наше поведение исключительно влиянием общества некорректно. Вслед за представителями движения эволюционной психологии Пинкер настаивает, что наш мозг сформировался в древности и многими поведенческими закономерностями мы обязаны тем условиям, в которых жили наши предки. Таким образом, ключом к пониманию человеческих поступков служат не социальные аспекты жизни, а когнитивные исследования, бихевиористская генетика и все та же эволюционная психология.

«Чистый лист» вызвал противоречивую реакцию в научном сообществе. Критике подвергся, например, фокус на мозге и игнорирование роли остального человеческого организма. Кроме того, отмечалось, что продуктивнее было бы рассматривать излюбленные Пинкером когнитивные и эволюционные исследования как дополнение к существующим научным концепциям, а не как их замену. Тем не менее и этот труд Пинкера был номинирован на Пулитцеровскую премию. 

«Лучшее в нас» (2011)

Один из главных бестселлеров Пинкера доказывает удивительную вещь: по мнению ученого, современность — самое мирное время в истории человеческой цивилизации. Если отвлечься от массмедиа, которые бесконечно сообщают о катастрофах и преступлениях, и проследить исторические изменения общественного порядка разных стран, окажется, что войны стали гораздо менее кровопролитными, законы — более гуманными, а человеческое мышление — более рациональным и эмпатичным.

Кроме того, Пинкер отвергает популярную идею о том, что люди склонны к насилию по своей природе. Он считает, что насилие является продуктом «психологических систем», к которым относятся «хищническое» насилие, доминирование, месть, садизм и идеология, оправдывающая насилие как способ достижения благой цели. Пинкер полагает, что всему этому могут противостоять эмпатия, самоконтроль, мораль и логика. Более того, если нам стало казаться, что вокруг сплошной хаос и разрушение, — это хороший симптом!

«Есть общий закон: когда социум начинает избывать некое зло, его в публичном пространстве становится больше, потому что на него обращают внимание. Общераспространенное, общепринятое зло не замечается. Мы обращаем внимание — обычно с возмущением — на те социальные практики, которые или уходят, или нарождаются (конечно, всегда есть риск перепутать одно с другим)».

Вместе с тем Пинкер предостерегает от излишнего оптимизма — по его мнению, не стоит слишком надеяться на естественный спад насилия в обществе, мы должны продолжать защищать и применять идеи просвещения на практике.

Книга вызвала бурное обсуждение и попала в короткие списки нескольких престижных премий в области научно-популярной литературы. Одни ученые и публичные персоны восприняли оптимизм Пинкера положительно — например, Билл Гейтс назвал «Лучшее в нас» одной из важнейших книг в своей жизни, а Марк Цукерберг включил текст в список своих рекомендаций. С другой стороны, автор научно-популярных бестселлеров «Антихрупкость» и «Черный лебедь» Нассим Талеб посчитал использование Пинкером статистических данных некорректным, в результате чего и сложилось превратное представление о войнах и катастрофах. А в 2018 году целый выпуск журнала Historical Reflections был отведен ответам разных ученых на «Лучшее в нас» — хотя взгляды и замечания авторов во многом различались, большинство из них сошлись во мнении, что основная идея книги ошибочна.

«Просвещение продолжается. В защиту разума, науки, гуманизма и прогресса» (2018)

Эта книга представляет собой прямое продолжение «Лучшего в нас», где Пинкер посчитал необходимым ответить на критику коллег, дополнив и углубив свои аргументы. Но в целом он так или иначе продолжает отстаивать свою центральную идею: жизнь человечества сейчас хороша как никогда.

Здравоохранение в мире значительно улучшилось, а продолжительность жизни выросла. Несмотря на то что благодаря медиа мы можем панически бояться терактов, чрезвычайных происшествий или экологических катастроф, вероятность этого гораздо меньше, чем вероятность некоторых более повседневных вещей. Пинкер считает, что «сеять страх перед гипотетическими катастрофами — не только не защищать будущее человечества, но и угрожать ему».

«Оптимизм (в том смысле, за который я выступаю) — это теория о том, что все неудачи, все зло обусловлено недостатком знаний… Проблемы неизбежны, потому что наши знания всегда будут бесконечно далеки от полноты. Некоторые проблемы трудны, но будет ошибкой путать сложные проблемы с теми, которые вряд ли кто-то решит. Проблемы можно решить, и каждое конкретное зло — это проблема, допускающая решение. Оптимистичная цивилизация открыта, ее не пугают новшества, а в ее основе лежат традиции критики. Ее институты продолжают совершенствоваться, а наиболее важные знания, которые они в себе несут, — это знания о том, как обнаруживать и устранять ошибки».

Реакция на «Просвещение продолжается» принципиально не отличается от реакции на «Лучшее во мне»: критиков Пинкеру убедить не удалось, но зато его поклонники вновь обеспечили книге статус международного бестселлера.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Иллюстрация: John Baldessari, Nose / Silhouettes, 2010 Книги Как запахи могут обмануть и что показывает ваш генетический тест Факты из книги «Почему люди разные. Научный взгляд на человеческую индивидуальность» Созвездие Кассиопеи. Иллюстрация Сидни Холла, 1825 / Wikipedia / Bookmate Journal Истории Как ретроградный Меркурий помог математикам и почему звезды были так важны для Римской империи Что мы узнали из книги «Астрология и рождение науки. Схема небес» Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт Интервью Мурашки по телу, вежливость и чтение с экранов — что про это думают ученые. 11 историй Филологи, психологи и антропологи рассказывают, зачем мы сюсюкаемся с детьми и почему не можем оторваться от книги Фото: Брэтт Мелити / unsplash.com. Коллаж: Саша Пожиток / Букмейт Интервью Нарративная медицина: как искусство и литература помогают бороться с деменцией И почему полезно не только читать и смотреть, но и писать самим Иллюстрация: Букмейт Интервью Комплимент — это угроза. Что такое вежливость с точки зрения науки И почему мы извиняемся, когда спрашиваем у незнакомого человека, который час «Портрет руки» (1998). Художник: Boc Su Jung. Источник: artsandculture.google.com Книги От бульона из молекул — к сознанию: 5 книг, чтобы понять эволюцию Как работал Дарвин и о чем говорят останки скелетов. А еще запретный плод — не яблоко!
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или