Мы используем файлы Cookies для улучшения качества работы сайта Bookmate Journal. Вы можете Узнать больше или
Сергей Горошко, фото из личного архива / Фрагмент обложки книги «Лето в пионерском галстуке», художник Adams Carvalho. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт
Сергей Горошко, фото из личного архива / Фрагмент обложки книги «Лето в пионерском галстуке», художник Adams Carvalho. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт
Бэлла Волкова |

Сергей Горошко: «Озвучивать книги оказалось тяжелее, чем я думал»

Актер фильма «Майор Гром» рассказывает о записи аудиокниги «Лето в пионерском галстуке» и как он подростком буйно проводил лето

Сергей Горошко сыграл главного злодея в фильме «Майор Гром: Чумной Доктор», а для Букмейта озвучил аудиокнигу «Лето в пионерском галстуке» Елены Малисовой и Катерины Сильвановой. Поговорили о том, что он сам творил когда-то в детском лагере, а еще о его отношении к СССР и любимых книгах.

Как происходит озвучка аудиокниг

— Что чувствуешь, когда закончена вот такая большая работа — запись аудиокниги?

— Есть желание бесконечно пьянствовать. Нет, на самом деле грустно: в нашей профессии мало стабильности, а тут приходишь в уютную студию, работаешь десять дней подряд с двух до шести. Но вообще это фантастический опыт. Я в первый раз озвучивал книгу, и это оказалось тяжелее, чем я думал. 

— Почему?

— У нас смены длились по четыре часа, примерно через каждые 50 минут — перерыв. Когда ты так долго читаешь вслух, голову в районе макушки уже начинает сверлить. Да и нюансов много. Например, сел в удобную позу, читаешь — и за 20 минут ни разу не сбился. Чуть-чуть почесался, позу сменил — и все рухнуло, сбиваешься каждые три слова. Я в такие моменты начинал ****** (ерундой. — Прим. ред.) заниматься, нести что-то, веселить режиссера. Из этих фрагментов можно отдельную книгу слепить. Надеюсь, их никто никогда не услышит. 

— А с голосом что происходит от такой нагрузки?

— С моим — ничего. Мне повезло: я ни разу в жизни голос не срывал. Хотя постоянно ору на рок-концертах, пою — он у меня может только немножко осипнуть. 

— А как быстро вообще идет процесс? Сколько времени уходит, например, на страницу?

— Двадцать страниц — где-то час записи, если ты уже разогнался. Диалоги читаешь быстрее, чем просто текст. Но это и сложнее, особенно если разговаривают девять человек: они же все должны быть разными. Хотя я не стал сильно менять голос — там повествование ведется от лица главного героя, то есть он все это слышит: в голове как бы разные голоса, но с отзвуками его собственного.

— Озвучивать кино сложнее или проще?

— Это просто другой колодец с другой энергией. В кино ты озвучиваешь себя, а не полтора миллиарда разных персонажей. А еще в кино есть то, что мы называем физикой. Когда, например, персонажи дерутся, они громко дышат, и надо это «продышать». А еще же есть дубляж, мультики — их я не пробовал, но хочу. Все это абсолютно разные миры.

Кадр фильма «Майор Гром: Чумной Доктор», реж. Олег Трофим, 2021. Источник: Disney Studios
Кадр фильма «Майор Гром: Чумной Доктор», реж. Олег Трофим, 2021. Источник: Disney Studios

Про отдых в детском лагере

— А ты отдыхал когда-нибудь в детском лагере?

— Да, дважды, в Болгарии и Анапе. В 14–15 лет я был просто рок-звездой, сумасшедший, свободный. В Болгарии мы сбежали из лагеря в чужой одежде и лазали по горам. Просто тогда я не знал слова «ответственность», не думал о том, что вожатые отвечают за меня, что если я пропаду, то им ****** (будет плохо. — Прим. ред.). Мне было абсолютно побоку, я лез на гору, потому что там красивый вид на море. И в итоге упал, выбил колено, обратно меня уже несли. И остаток смены я ходил с тростью. Вообще-то мог и без нее, но я косил под доктора Хауса.

А еще в Болгарии меня цыгане развели на 200 евро. Предложили обменять валюту на болгарские левы без очереди и дали купюры образца 1945 года — я не знал, как наличка выглядит. В итоге я искал полицию, а нашел местного авторитета, который передо мной выстроил этих цыган и говорит: «Покажи мне пальцем, кто это сделал, только в полицию не ходи». 

А в Анапе все было очень строго: отбирали телефоны, планшеты. Надо было ходить строем. В общем, на вторую неделю я сказал, что я музыкант. И мне выделили комнату, дали барабаны и гитары, освободили от тихого часа. Я был просто босс! Хочешь оттопыриться — приходи ко мне. Мы вино пили с вожатыми, курили. Я две недели балдел просто.

Еще мне нравилась девчонка, а она хотела, чтобы мы выступили и спели вместе «Не пиши the end» Ивана Дорна. Спели, аплосы словили, все классно. Но мне было так стыдно! У меня было совершенно идиотское, дворово-пацанское представление: спел Дорна — всё, чмошник. Причем мне никто ничего такого не говорил, это было лишь в моей голове. И я убежал, заперся в комнате, меня долго все искали. Хотя, возможно, мне просто нужен был повод пококетничать.

— Когда-то главным издевательством в детском лагере было мазать друг друга зубной пастой. У вас такое было?

— Мы издевались пожестче. В Болгарии, в походе с палатками, выбросили всю одежду соседнего отряда в реку. Они проснулись, а одежды нет. И люди в трусах ждали, пока им что-нибудь привезут из лагеря. Не знаю, зачем мы это сделали. Было весело, но сейчас я понимаю, что весело-то было только мне, идиоту. А если я выкинул чью-то рубашку, а она была любимой? Если ее подарил человек, который погиб? По сути, это насилие, так делать нельзя. И за косички дергать — это тоже насилие. 

— Девочек учат так: если мальчик дергает за косички, значит, ты ему нравишься.

— Это абсолютно ошибочное представление. «Это же ребенок, он так проявляет свою любовь». Да научите своего ребенка по-другому ее проявлять! Если с вами так было, это не значит, что так должно быть с другими. Ни к чему хорошему это не приводит.

— Как ты думаешь, детские лагеря вообще нужны?

— Я думаю, да. Мне в детстве хотелось какого-то места, где будет иллюзия самостоятельности. Но тут важно, что я сам просил: отправьте меня в лагерь. Нельзя отправлять ребенка, только чтобы родители летом отдохнули. Когда они говорят: «Скину-ка я его на месяцок», а ребенок туда не хочет, это ужасно.

Фото со спектакля «Шутка», реж. Дарья Шамина. Фото: театр Fulcro / fulcrotheatre.ru
Фото со спектакля «Шутка», реж. Дарья Шамина. Фото: театр Fulcro / fulcrotheatre.ru

Что почитать — актерам и не только

— Ты сам больше любишь слушать аудиокниги или читать?

— Читать глазами. Голос — это интерпретация. Чтец что-то видит и своим голосом передает это тебе. То есть ты невольно начинаешь представлять то, что видит он, видеть его кино. А я люблю смотреть свое кино. 

— Последняя большая книга, которую ты прочел? Кроме «Лета в пионерском галстуке». 

— «13-й апостол» Дмитрия Быкова, я тогда готовился к спектаклю «Ничто. Nihil» по произведениям Маяковского. Вообще в основном я читаю только то, что связано с работой. Это как с прической — я уже 3,5 года не стригся, как я хочу. Я отращиваю волосы как материал, а на съемках с ними делают то, что нужно. У меня нет времени даже на сериалы, что уж говорить про книги! Вернее, время, может, и есть, но я же как маньяк — если возьмусь за книгу, не успокоюсь, пока не прочту. Сижу на репетиции и думаю: «Блин, что ж там дальше?» А просто для себя уже года полтора хочу прочитать роман «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд.

— А какие книги ты любил подростком?

— Обожал фэнтези, особенно Йона Колфера и его серию об Артемисе Фауле (романы о вселенной, где люди противостоят волшебному народцу, живущему под землей. — Прим. ред.). Или книги о Максимусе Громе (романы Лилии Курпатовой-Ким о мире, разделенном на две фракции — хайтек и лотек. — Прим. ред.). «Властелин колец», «Звездные войны». Вот «Гарри Поттера» не читал. У Артура Конан Дойла прочел вообще все. В девятом классе очень любил «Исповедь» Жан-Жака Руссо. Хрен его знает почему — это ведь очень сложное произведение и очень взрослое. Его нет в школьной программе.

— А школьную программу вообще не любил?

— Нет, школа воспитала во мне отвращение к классике. Такие у нас школы — там все насильственное, тебя не заинтересовывают, а просто отрабатывают учебный план. А я же из тех, кто не ходит строем. А вот в институте у нас были такие педагоги, что хотелось читать то, о чем они говорят. Хотя я все равно ничего не делал, и у меня красный диплом. Это тоже надо уметь: ничего не читать, но знать сюжет, персонажей, их мотивации. Как я это делал — конечно, большая тайна.

— Какую книгу ты посоветовал бы прочитать актерам? 

— Мне кажется, для актера важнее свой жизненный опыт, свой багаж. Придя в театральный, я подумал: «Куда я потратил все прошлые годы? Один профессионально играет на гитаре, другая шикарно поет, третий кульбиты делает, а я что? Я только на барабанах чуть-чуть». Это адское осознание: в 19 лет ты ни хрена не умеешь! Хотя у меня каких только секций не было в детстве — баскетбол, карате, тхэквондо, настольный теннис, большой теннис, футбол, спортзалы… Но толком я ничему не научился. Чем больше у тебя багаж, когда ты приходишь в театральный, тем проще тебе потом будет. Пригодится даже то, что ты бабочек собирал. Это тот самый опыт, который ты можешь из себя достать. И с книгами точно так же.

Наше интервью с авторами книги «Лето в пионерском галстуке» Еленой Малисовой и Катериной Сильвановой читайте здесь.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Евгения Некрасова записывает вступление к аудиоверсии сериала «Кожа». Фото: Букмейт Букмейт Книжные сериалы: что это такое и как их делают в России Рассказываем, что почитать и послушать в таком необычном формате. Захватывающие сюжеты, потрясающие актеры и отличная музыка Дети слушают радио в наушниках (1920-е). Источник: insdrcdn.com Книги 10 захватывающих аудиоспектаклей с эффектом полного погружения Но без скрипящих кресел, кашляющих соседей и дорогих бутербродов в буфете Слушательницы радио в Вашингтоне, около 1922 года. Источник: pinimg.com Истории История книжных сериалов: от Хичкока и советских радиодрам до подкаста про оккультистов Какими были аудиосериалы 1930-х, что такое говорящие книги и чему сейчас писатели учатся у киносценаристов Ингеборга Дапкунайте записывает сказку Бориса Акунина для Bookmate Originals. Фото: Елена Белова Истории Как студии записывают аудиокниги и отбирают актеров Миллионы за час записи, капризные заказчики и авторы за микрофоном Иллюстрация: Букмейт Букмейт Лучшие книги и аудиокниги о том, как сделать жизнь проще Гид Bookmate Journal по саморазвитию, медитации, выгоранию и эмоциям Писатель Микита Франко и актер Прохор Чеховской встретились в инстаграме издательства Popcorn Books Интервью «Эпилог моей книги никому не нравится, но я настаиваю на нем»: Микита Франко говорит с Прохором Чеховским Об аудиокниге «Дни нашей жизни», гомофобии, Фредди Меркьюри и песне из «Ведьмака»