Мы используем файлы Cookies для улучшения качества работы сайта Bookmate Journal. Вы можете Узнать больше или
Иллюстрации из книг: «Полынная елка» Ольги Колпаковой, художник С. Ухач; «Сказка сказок» Джамбаттисты Базиле, художник Жак Калло. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт
Иллюстрации из книг: «Полынная елка» Ольги Колпаковой, художник С. Ухач; «Сказка сказок» Джамбаттисты Базиле, художник Жак Калло. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт
Александра Баженова-Сорокина |

«Правда, мы будем всегда?»: 10 подростковых книг, которые понравятся и взрослым

Чудаки и зануды, ежик и медведь, а также девочка из ниоткуда размышляют о серьезных вещах

Детские книги часто воспринимают как более простую литературу, хотя в них порой гораздо больше поэтического и философского смысла, чем во взрослых. Предлагаем десять душеспасительных книг, которые помогут просто принять жизнь в тот момент, когда это особенно нужно.

Мари Од-Мюрай. «Мисс Черити»

Современная французская писательница Мари Од-Мюрай вдохновилась биографией и творчеством знаменитой английской сказочницы Беатрис Поттер (1866–1943) и создала одну из самых жизнеутверждающих книг о девочках и женщинах. Поттер с детства любила природу и животных, из-за этого переехала из столицы на ферму, где стала сочинять про зверей книги и создавать к ним иллюстрации.

Главная героиня «Мисс Черити», юная Черити Тиддлер, живет в викторианской Англии, в уединенном особняке, и мечтает совсем не о той судьбе, что ждет любую английскую девочку того времени. Черити интересует весь мир вокруг нее (включая лягушек и мышей) и пугает перспектива брака, который закроет большую часть возможностей для молодой леди. Она не становится ученой, как хотела, но находит другое призвание — писательское, и в итоге оказывается счастлива не только в своем деле, но и в любви. «Мисс Черити» — это история об одной исключительной девочке, которая стала исключительной женщиной; атмосферная, веселая книга, помогающая поверить в себя, вне зависимости от возраста и гендера.

Иллюстрация из книги Мари Од-Мюрай «Мисс Черити», художник Филипп Дюма
Иллюстрация из книги Мари Од-Мюрай «Мисс Черити», художник Филипп Дюма

«Крестная осведомилась, играю ли я на фортепиано, умею ли я петь и говорю ли я по-французски. <…> Я задумалась, не предъявить ли мне на ее суд свой талант реконструировать скелеты мышей, но крестная заговорила совсем о другом».

Сергей Козлов. «Правда, мы будем всегда?»

Сказки о Ежике и Медвежонке в первую очередь ассоциируются с советскими мультфильмами «Ежик в тумане» и «Трям, здравствуйте». При этом Сергей Козлов — автор сказок, послуживших основой для этих мультфильмов, — не стал настолько же известным. Еще он создал сказку о Львенке и Черепахе, пьесы о поющем Поросенке, да и о Ежике с Медвежонком Козлов написал много других книг.

Среди них выделяется поэтическая и грустная «Правда, мы будем всегда?». Это одна из немногих детских книжек, в которой открыто говорится о смерти, а ее сквозными мотивами становятся взросление, умирание и перерождение. Лучшие друзья Ежик и Медвежонок, а также другие обитатели зачарованного леса, чем-то напоминающего родной дом Винни-Пуха, мечтают, танцуют под морковным дождем и чистят звезды.

Больше всего жизнь здесь напоминает мир муми-троллей, с той важной оговоркой, что с обитателями Муми-дола случаются приключения, им могут грозить опасности, но ничего страшного с ними не происходит. Атмосфера же «Правда, мы будем всегда?» ближе всего к последней, самой взрослой сказке цикла Туве Янссон «В глубине ноября». Странную, непривычную для детской литературы концовку можно интерпретировать по-разному: волшебный мир книги с трудом поддается рациональному объяснению — он гораздо ближе к поэзии и мифу, чем к обычной повести.

«И луна уже блестит на небе, и звезды садятся вокруг нее кружком,
и засыпает Заяц,
прячется в дупле Белка,
уходит к себе домой Медвежонок,
бежит мимо Ежика Ослик,
Волк зевает во всю свою волчью пасть, да так и засыпает с разинутой пастью,
а Ежик все ходит по тропинке от елочки к елочке, между двух сосен, и ждет рассвета».

Ульф Старк. «Чудаки и зануды»

Один из главных современных шведский писателей Ульф Старк умер в 2017 году, успев создать десятки удивительных книг, которые можно и важно читать в любом возрасте. Помимо сказок для совсем маленьких детей, он написал несколько книг о переходном периоде, когда ребенок постепенно превращается в подростка. «Чудаки и зануды» — это история 12-летней Симоны, которую в новой школе принимают за мальчика, а она не спешит прояснять ситуацию: у нее и дома хватает проблем.

По мнению Симоны, мир делится на зануд и чудаков, и ее семья принадлежит к последним. Мама Симоны настолько занята своими, порой довольно экстравагантными делами и рассеянна, что постоянно забывает день рождения собственной дочери. Дедушка сбежал из больницы, где ему не дают спокойно умереть. Вот такая в чем-то смешная, а в чем-то и пугающая среда для взросления. По Ульфу Старку, кстати, взросление состоит в том, чтобы научиться принимать самого себя и других людей — и ценить их, будь они чудаки или даже зануды.

Иллюстрация из книги Ульфа Старка «Чудаки и зануды», художница Анна Вронская
Иллюстрация из книги Ульфа Старка «Чудаки и зануды», художница Анна Вронская

«Вошла мама в пятнистом платье с узором под леопарда, выставлявшем на обо­зрение ноги и грудь. Вдобавок она надела пожарно-красные туфли, напялила черные чулки в сеточку и диковинные темные очки в усыпанной блестками оправе.
— Ты уже встала? — прощебетала она. — Вот, хочу проводить тебя в школу.
— А я думала, ты на маскарад собралась».

Михаэль Энде. «Момо»

Немецкий классик Михаэль Энде прославился во всем мире благодаря книге «История, конца которой нет», по которой сняли фильм «Бесконечная история». Однако другие его произведения заслуживают не меньшего внимания. В «Момо» девочка живет в заброшенном амфитеатре и вступает в борьбу с «господами в сером», которые подобно поттеровским дементорам стараются высосать жизнь и любовь из жителей итальянского городка.

Момо пришла ниоткуда, у нее нет родителей, но есть множество друзей, потому что она умеет слушать, как никто другой. Вместе с Момо получается говорить, молчать или придумывать развлечения, для которых не нужны дорогие игрушки, рядом с ней каждому найдется место. Противостояние агрессивному миру Сберкассы времени, чудесные истории, которые рассказывают герои друг другу, — местами грустная, местами страшная сказка напоминает то «Снежную королеву» Андерсена, то «Мэри Поппинс» Памелы Трэверс, то «Маленького принца» Экзюпери.

Главная сила, с которой борется героиня, удивительно похожа на требования современного общества. Сберкасса времени рассказывает людям о том, как им нужно срочно становиться успешнее и богаче, приобретать все новые и новые вещи, не тратить время на то, что не приносит прибыли, а, по сути, ворует у людей самое драгоценное, что у них есть, — время. И только живущая на улице хрупкая черноглазая девочка в огромном мужском пиджаке способна изменить этот мир — в первую очередь своей эмпатией и вниманием.

«У принцессы Момо было большое круглое Волшебное Зеркало из чистейшего серебра. Каждый день и каждую ночь она отправляла его гулять по свету. И Зеркало парило над странами и морями, над городами и полями. Люди, видевшие его, ни капельки не удивлялись, они просто говорили: „Это Луна“.
Каждый раз, когда Волшебное Зеркало возвращалось, оно отдавало принцессе все отражения, которые ему удавалось собрать во время своего путешествия».

Шолом-Алейхем. «Мальчик Мотл»

Шолом-Алейхема, который в 1905 году уехал из Российской империи, перебрался в США и стал одним из крупнейших авторов, писавших на идише, называют еврейским Марком Твеном. Ему удавалось в легкой манере, с юмором говорить с читателями о самых тяжелых социальных проблемах — причем как со взрослыми, так и с детьми. Мировую славу ему принесла книга «Тевье-молочник», по которой был поставлен бродвейский мюзикл «Скрипач на крыше».

«Мальчик Мотл» — последнее крупное произведение автора, к тому же незаконченное. Первая часть, «Из дома в Америку», была опубликована в 1907 году, а вторая, «В Америке», — уже в 1916-м. История, рассказанная самим Мотлом, начинается в вымышленном еврейском местечке (оно стало местом действия и других произведений Алейхема): мальчику девять лет, а его отец, певчий в церковном хоре, умирает после тяжелой болезни. У семьи почти нет денег, смерть кормильца в такой ситуации — по-настоящему страшное событие.

Но Мотл воспринимает реальность сквозь призму детства. Он наивен, его мир наполнен весельем, и сложный, закрытый социум раскрывается здесь с неожиданной стороны. Гонения и сложный путь в эмиграцию, поиск нового сообщества и попытки сохранить свою идентичность в постоянно меняющемся мире — темы, очень близкие нам и сегодня, хотя повторять путь Мотла и его семьи не пожелаешь никому.

«Мени, соседский теленок, прежде всего уткнулся черной влажной мордой в мусор, раза три поскреб передней ножкой землю, задрал хвост, затем подпрыгнул всеми четырьмя ногами и издал глуховатое „ме-е-е-е“. Это „ме-е“ показалось мне таким забавным, что я не мог не расхохотаться и не издать такого же „ме-е-е“, в точности подражая Мени».

Мария Парр. «Тоня Глиммердал»

«Вафельное сердце», а затем его продолжение «Вратарь и море» Марии Парр завоевали читателей во всем мире. Чуть менее известна другая ее книга — «Тоня Глиммердал». Перед нами снова, как и в «Вафельном сердце», малюсенькая норвежская деревенька — собственно Глиммердал, и необычная девочка в необычных обстоятельствах. Тоня — Гроза Глиммердала — единственный в деревне ребенок. Ее лучший друг — старик Гунвальд, который в какой-то момент попадает в больницу, а в его доме поселяется женщина, с которой Тоне нужно найти общий язык.

Тоня — это, конечно, реинкарнация Пеппи Длинныйчулок, но если Астрид Линдгрен описывает послевоенное время и девочку, которой не на кого опереться в своих переживаниях, то Тоне с ее невероятным чувством юмора и всегда окруженной разными людьми можно только позавидовать.

«Тоня и Гунвальд все время затевают то одно, то другое. Но дело, которым они занимались всю зиму, это вам не хухры-мухры. Это дело стоящее, в этом уверены и Тоня, и Гунвальд. Они конструировали идеальный снегокат — устойчивый, как паром, быстрый, как мотоцикл, и красивый, как покойная бабушка Гунвальда. Если проект удастся, то еще до будущего Рождества они поставят производство этой модели на поток и загребут денег больше, чем даже у Клауса Хагена».

Ольга Колпакова. «Полынная елка»

В «Полынной елке» Ольги Колпаковой героиня Марийхе, русская немка, рассказывает о своих бабушке и дедушке — интернациональной немецко-русской семье, которой пришлось пережить войну с Германией несколько иначе, чем остальным советским жителям. Перед нами, с одной стороны, мультикультурная семья (явление по-прежнему редчайшее для русской литературы); с другой — война и все связанные с ней сложности. 

А еще это одна из самых пронзительных книг об изнуряющем длительном голоде. Это, конечно, не блокадная проза — герои переживают войну не в осажденном городе, а на природе, поэтому целыми днями ищут в полях мерзлую картошку и колосья, а печку топят полынью, из которой однажды бабушка Марийхе устраивает рождественскую елку. Праздновать Рождество в войну в Советском Союзе так же странно, как выйти замуж за немца, но удаленность женской половины семьи от цивилизации дает им возможность хотя бы в чем-то поддерживать свою культуру. Наконец, это история о смертях, страшных в своей предсказуемости, и об удивительном, но правдивом спасении. В итоге робинзонада получается невероятно грустной — и все же жизнеутверждающей, так как показывает всю силу любви, семейной заботы и человечности, побеждающих даже в самое невыносимое из времен.

«Мамины деревянные шлепанцы — шлеры, в которых она приехала, — сгнили, и она выменяла зеленого льва у Чумичовых на валенки. Мы остались без волшебного льва.
— Они не знают, что он волшебный. Не проболтайся! Я после войны выкуплю его обратно, — предупредила меня Мина.
Лиле тоже нужна была обувь, и она после работы бегала к эвакуированным из Эстонии, носила им воду. Через месяц они обещали дать ей за это ботинки».

Джудит Керр. «Как Гитлер украл розового кролика»

Дневник Анны Франк — одно из самых важных и тяжелых свидетельств холокоста, которое известно и школьникам, и студентам, и взрослым. Детская писательница Джудит Керр создала книгу, которая тоже может считаться таким свидетельством, так как основана на ее детских воспоминаниях и истории ее семьи. Отец Джудит, известный еврейский театральный критик и журналист Альфред Керр был вынужден бежать от нацистских преследований вместе со своей семьей через Швейцарию в Париж и в Англию.

«Как Гитлер украл розового кролика» — это первая часть трилогии «Из гитлеровских времен», которую Керр начала писать для собственных детей, чтобы они могли понять прошлое их семьи, основываясь на ее собственных словах, а не на поп-культуре. Именно поэтому книга Керр, будучи гораздо менее трагичной благодаря контексту (семья преодолела все трудности, Керр выжила и нашла новый дом), так рифмуется с дневником Анны Франк. В ней нет заигрывания с читателем, а взгляд автора не отстранен.

Иллюстрация из книги Джудит Керр «Как Гитлер украл розового кролика», рисунок автора
Иллюстрация из книги Джудит Керр «Как Гитлер украл розового кролика», рисунок автора

Центральная метафора повести — розовый кролик — это игрушка, которую девочка Анна, бегущая с семьей из дома, решает оставить, чтобы вскоре за ней вернуться. Конечно, никакого скорого возвращения последовать не может: навсегда потеряны не только предметы быта, но и связи, люди, запахи города, который был родным. В XXI веке книга не теряет своей актуальности, а скорее, наоборот, служит предупреждением и напоминанием о том, как беспощадна и бессмысленна война, как страдают в ней дети. Во многих странах она входит в школьную программу.

«Недавно она сочинила стихи и нарисовала к ним картинки. Это всех восхитило и дома и в школе. Одно стихотворение было про пожар, другое — про землетрясение, а третье — про человека, который умер в страшных мучениях, потому что его проклял какой-то бродяга. Почему бы не попробовать сочинить что-нибудь про кораблекрушение?»

Николай Гарин-Михайловский. «Детство Тёмы»

В русской литературной традиции немало книг о взрослении мальчиков: от «Семейной хроники» Сергея Аксакова до «Детства» Толстого и «Города Эн» Добычина. Как правило, это истории становления героя, автобиографические и интересные как документы эпохи, но местами слишком назидательные, либо, наоборот, не предназначенные для детей. «Детство Тёмы» — случай радикальной автобиографии, первая часть трилогии Гарина-Михайловского, вышедшая в 1892 году. 

В ней писатель рассказывает о собственном детстве в семье военного на юге России, и любой, читавший эту книгу или видевший фильм по ней, помнит одну из начальных сцен произведения — порку мальчика, которую отец устраивает ему за сломанный в саду цветок. Эта жуткая сцена разительно отличается от нежных тонов толстовского детства, да и вообще от прозы, когда бы то ни было предназначавшейся для юношества. Отец Тёмы, Николай Семенович Карташов, одна из самых страшных отцовских фигур в русской литературе, даже не потому, насколько он ужасен (для своего времени это был обычный человек с армейскими привычками), но насколько реалистично описан и он сам, и ужас, который по отношению к нему испытывает мальчик. Более того, на протяжении книги видно и то, как характер Тёмы формируется под влиянием травм детства (как семейных, так и школьных), о которых в конце XIX века даже самые прогрессивные люди имели очень скудное представление.

Но книга эта отнюдь не только о травмах — здесь во всех подробностях раскрывается быт и жизнь мальчика: игры и представления о реальности, которые дает его скудный опыт, перемешанные с перспективой уже взрослого автора. Так крестьяне, бедняки, слуги в домах, сестры Тёмы, мать и отец оказываются многомерными фигурами; их мысли и чувства, увиденные взрослым писателем, проступают сквозь детские искажения. Наконец, сам Тёма — хороший образ безоговорочно смелого и одновременно боязливого ребенка, следить за мыслями которого невероятно волнительно и интересно.

«Тёма потянулся за графином и налил себе четверть стакана. Это много для одного глотка. Тёма встал, на цыпочках вышел в переднюю и, чтоб не делать шума, выплеснул часть воды на стену. Затем он вернулся назад и остановился в нерешительности. Несмотря на то, что он знал, что это шутка, его стало охватывать какое-то странное волнение. Он чувствовал, что в его решимости не глотать спичек стала показываться какая-то страшная брешь: почему и в самом деле не проглотить?»

Джамбаттиста Базиле. «Сказка сказок»

В 2015 году вышел один из самых красивых современных итальянских фильмов последних лет — «Страшные сказки» Маттео Гарроне, основанный на малоизвестном первоисточнике, «Сказке сказок» Джамбаттисты Базиле. Относительно малая популярность сборника на самом деле удивительна, так как пятитомник XVII века стал источником вдохновения для Шарля Перро, братьев Гримм и многих других сказочников, собиравших фольклор.

Колдуньи, великаны, принцессы и бедняки выглядят здесь совершенно как у себя дома. Гарроне в фильме во многом удалось передать невероятную красоту и величие этого мира, однако у Базиле не меньшую роль играет юмор, низовая культура, простая городская жизнь с плутами и волшебниками. Эротизм и насилие в «Сказке сказок» отличается от более близкого нам мира европейских сказок XIX века, поэтому другое название сборника «Забава для малых ребят» не стоит принимать на веру — рассказы здесь заметно ближе к «Декамерону» Боккаччо, чем к Карло Коллоди или Джанни Родари.

«Однажды короля Аутомонте укусила блоха. И он с великим проворством поймал ее и, увидев, что она красива и породиста, пожалел приговаривать ее к смертной казни через удавление ногтем. Но посадил блоху в бутылку, питая каждый день каплями крови из собственной руки, и так хорошо за нею ухаживал, что вскоре потребовалось перевести ее в клетку; а по прошествии семи месяцев она выросла до размеров борова».

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Иллюстрация: Букмейт Книги Новый год и Рождество в книгах: от советской классики до новой Джоан Роулинг Ангелы, гоголь-моголь, валяние на кушетке и компромат в фольге Иллюстрация: goodstudio.by Интервью Девочки хотят играть в хоккей, мальчики хотят вышивать. О детской литературе и не только А также что развивает словарный запас и фигня ли современная литература. Рассказывает специалист Кадр из фильма «Девственницы-самоубийцы» (1999), режиссер София Коппола Книги 5 книг о подростках, которые стоит прочитать взрослым Девочка, которую звали Жесть, мальчик-чужак, пропавшая сестра и другие драматичные истории Александр Волков. Источник: interdoka.ru Писатели Создать вселенную из чужой сказки. Александр Волков и его «Волшебник Изумрудного города» История про девочку из рабочей семьи, которая противостоит злу, и писателя, который устал про это рассказывать Кадр из фильма «Королевская битва», режиссер Киндзи Фукасаку (2000). Источник: imdb.com Книги Не только квиддич: 3 выдуманные игры из книг, одна страшнее другой Экси и другие виды спорта, которые никогда не станут олимпийскими Фрагмент обложки книги Макса Брукса «Minecraft: Остров», художник Ian Wilding Книги Оказаться в Minecraft: 4 книги, где герои попадают в компьютерные игры Подростковые приключения в жанре киберпанк