Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт
Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт
Bookmate Journal |

Как сделать мир чуть лучше: 6 книг с примерами из жизни

Что читать о здравоохранении, экономике, домашнем насилии, защите животных и проблемах российской глубинки

Когда важные проекты закрываются, а люди теряют рабочие места и лишаются поддержки, кажется, что книгами делу не помочь. Но на самом деле именно в литературе часто есть примеры и истории, в которых можно найти вдохновение и мотивацию, чтобы что-то изменить. Издательская программа «Есть смысл»‎ благотворительного фонда «Нужна помощь» выпускает документальную и художественную литературу как раз о таких изменениях. В рамках марафона «Книги остаются» рекомендуем нон-фикшн о том, как сделать этот мир чуть лучше.

Рут Беркс, «Все мои ребята. История той, которая протянула руку без перчатки»

«Невозможно представить себе, что чувствует беззащитный больной, с которым плохо обращаются. Я просто сидела с умирающими, держала их за руку и говорила, что скоро им станет легче‎».

Эта история переворачивает представление о границах человеческой доброты. Ее автор и главная героиня, 26-летняя мать-одиночка Рут Беркс случайно попала в больничную палату с угрожающей табличкой «Биологическая опасность!». Там содержались те, на кого махнули рукой не только врачи и медсестры, но и собственные родители, — молодые ребята, больные СПИДом. За 20 лет Беркс выстроила систему помощи людям с ВИЧ-положительным статусом и искоренила множество предрассудков в отношении этого вируса. Впоследствии Билл Клинтон, в аппарате которого Рут работала консультанткой по вопросам ВИЧ, назвал настоящим счастьем, что в отчаянные 1980-е эта женщина не побоялась выступить против всеобщего невежества.

Татьяна Орлова, «За закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановить»

Серьезное и взвешенное исследование психотерапевтки Татьяны Орловой, соосновательницы кризисного центра «НеТерпи» для пострадавших от насилия. Такой книги очень не хватало: в последние несколько лет проблему семейно-бытового насилия стали активно обсуждать, но до сих пор не были достаточно изучены предпосылки и психологические механизмы ее появления.

Насколько на обстановку в семье влияют общественные нормы? В какой мере человек — продукт воспитания и детских травм и можно ли сломить деструктивные паттерны? Почему пострадавшим настолько трудно признать, что происходит на самом деле? И как выбраться из порочного круга? Коллективный труд психологов во главе с Орловой можно посоветовать не только тем, кто столкнулся с насилием, но и тем, кто хочет помочь в решении проблемы.

Линда Скотт, «(Не)женская экономика. Как гендерное неравенство ограничивает наш экономический потенциал»

Доктор экономических наук Линда Скотт изучает, как экономические ограничения и социальная несправедливость в отношении женщин тормозят развитие экономики. Причем как передовых держав, так и развивающихся стран. И наоборот — как с вовлечением женщин в экономический процесс увеличивается выручка компаний и снижаются их репутационные риски, внедряются социально значимые инициативы и растет ВВП. Самое интересное в книге — реальные практики, разработанные и внедренные самой Линдой Скотт в международных корпорациях и в странах третьего мира.

Полина Мохова, «Больница здорового человека. Как люди изменили медицину во время пандемии»

Когда на мир обрушилась пандемия, тысячи людей записывались добровольцами и помогали врачам и пациентам в больничных палатах, в коридорах госпиталей, в столовых и везде, где только можно. Социальная журналистка Полина Мохова задумалась о том, что побуждает человека идти туда, где бушует инфекция. Она записала десятки очень личных историй разных людей от топ-менеджера IT-компании до водителя, решивших в разгар пандемии посвятить себя волонтерству. Эта книга — о силе каждодневного подвига, об эмпатии, взаимоподдержке, о том, как в трудный момент важно неравнодушие и человеческое тепло.

Генри Манс, «Как любить животных в мире, который создал человек»

Журналист Генри Манс устраивался на работу на животноводческие предприятия, чтобы узнать изнутри, как там живется. Выводы неутешительные. Манс задается вопросом, как же получается, что при всей нашей любви к животным сегодня для них настало, пожалуй, самое тяжелое время. Неуемная охота и рыболовство, загрязнение океанов и массовая вырубка лесов поставили многие виды на грань вымирания. Можем ли мы изменить экономику и наши индивидуальные привычки так, чтобы прекратить эту эксплуатацию?

Евгения Волункова, «Подтексты. 15 путешествий по российской глубинке в поисках просвета»

Эта книга дает надежду на то, что наши старания имеют смысл. Сборник репортажей из разных уголков России журналистки портала «‎Такие дела» Евгении Волунковой, дополненный личной рефлексией над работой со сложными, неудобными темами.

«Журналист ли я, когда героиня просит навестить ее после похорон дочери? Журналист ли я, когда она просит совета о том, как быть дальше? Журналист ли я, когда на ее сомнения убеждаю ее в том, что, конечно, она справится? Когда говорю, что она сделала все, что могла. Что не должна себя винить. Что я обязательно приеду. И когда приезжаю, чтобы обнять ее и пить чай, кто я?»

Книга обо всех нас, кто иногда сомневается в возможности позитивных изменений, хочет все бросить, но почему-то каждый раз снова идет и делает.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Фото из книги «Страна отходов». Свалка «Кучино» в Балашихе, фотограф Катя Балабан Интервью «Один из самых крепких орешков — использованные подгузники». Экоактивисты о мусоре в России К выходу книги Андрея Яковлева «Страна отходов» Иллюстрация: Francesca Vasile, Blai Baules / Stocksy Agency Книги Почему в художественной литературе почти ничего нет про месячные Отвечают писатели, психологи, критик, учительница, филолог и журналист Иллюстрация Наиры Мурадян с обложки книги Мариам Петросян «Дом, в котором… Том 3. Пустые гнезда» Книги 6 важных книг, которые учат детей принимать чужие особенности Что читать с ребенком о шизофрении, аутизме и инвалидности. Комментирует психолог Это Петя. Фото: Алексей Абанин Истории «Мне сказали: „Вы должны решить, как ваш ребенок будет умирать“» Две истории про подопечных детского хосписа «Дом с маяком». И про книги, которые помогают Гузель Яхина не теряет присутствия духа Интервью Гузель Яхина: «Добровольная самоизоляция — неотъемлемая часть жизни любого пишущего человека» Автор романа «Зулейха открывает глаза» — о том, как не быть жертвой обстоятельств Григорий Свердлин, руководитель «Ночлежки». Фото из личного архива Интервью Григорий Свердлин: «Каждый день думаю о тех, кто из-за карантина не получит помощь» Директор «Ночлежки» о том, как пандемия и экономический кризис влияют на благотворительность
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или