Александр Волков. Источник: interdoka.ru
Александр Волков. Источник: interdoka.ru
Сергей Лысенко |

Создать вселенную из чужой сказки. Александр Волков и его «Волшебник Изумрудного города»

История про девочку из рабочей семьи, которая противостоит злу, и писателя, который устал про это рассказывать

Александр Волков известен как писатель, подаривший миру историю про волшебника Изумрудного города. Рассказываем о том, как проект Волкова по адаптации американской сказки для СССР превратился в создание самобытной сказочной вселенной.

Известный во всем мире писатель начинал как учитель

Волков запомнился читателям не только на территории бывшего СССР, но и в Европе и США: на английском языке выходили многочисленные исследования о проблеме авторства «Изумрудного города», а в немецкоязычном интернете существуют популярные фан-сайты о творчестве Волкова. И если первая повесть про девочку Элли, унесенную ураганом в Волшебную страну, была практически полностью скопирована с оригинальной сказки Лаймена Фрэнка Баума, то уже последующие произведения цикла стали полностью самостоятельными произведениями. Они мрачнее и взрослее американского первоисточника.

Александр Волков родился в 1891 году и всю жизнь работал педагогом: сначала в школе в родном ему Усть-Каменогорске, затем в Ярославле и позднее уже в должности доцента кафедры в Московском институте цветных металлов и золота. Будущий автор историй о приключениях Элли Смит преподавал математику и физику, вел курсы истории и литературы. Волков с 12 лет писал романы и пьесы на исторические темы, а его стихи печатались еще в дореволюционных газетах. Писатель всегда тщательно изучал эпоху, о которой шла речь в его текстах, и воссоздавал исторический быт героев чуть ли не с научной достоверностью, будь то жизнь купеческой семьи XVIII века в «Чудесном шаре» или морские походы викингов в «Следе за кормой». Кроме того, Волков выпустил несколько научно-популярных работ по астрономии, истории, географии и даже справочник по рыболовству.

Искал несложную книгу на английском, чтобы попрактиковаться в языке

Волков изучал несколько иностранных языков, чтобы открыть для себя зарубежную литературу. Однажды в библиотеке Института цветных металлов писатель искал какую-нибудь несложную книгу на английском языке, чтобы попрактиковаться, и его выбор пал на сказку американца Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз», написанную в 1900 году. Вспоминая о своем судьбоносном выборе, Волков рассказывал, что повесть с первых страниц очаровала его своим увлекательным сюжетом и удивительно милыми героями. 

Советская иллюстрация к сказке Александра Волкова. Художник Леонид Владимирский. Источник: ru.wikipedia.org
Советская иллюстрация к сказке Александра Волкова. Художник Леонид Владимирский. Источник: ru.wikipedia.org

Тогда же писатель начал пересказывать эту историю своим двум сыновьям, переиначивая события или имена. Видя восторженную реакцию детей, Волков начал работать над переводом, чтобы пересказать советским детям историю соломенного чучела Страшилы, Железного Дровосека и Трусливого Льва, которых он называл «самыми очаровательными сказочными героями, каких только можно вообразить». Но в процессе работы автор добавлял новые сюжетные линии и персонажей и исправлял, как ему казалось, оригинальные авторские упущения. Так, например, щенок главной героини Тотошка стал говорящим, а ураган, принесший домик девочки Элли в Волшебную страну, из случайного естественного природного явления превратился в результат колдовства злой волшебницы. 

Авторское произведение с американскими корнями

Постепенно «Волшебник Изумрудного города» из перевода повести Баума превратился в пересказ, а затем пересказ стал адаптацией, которую можно было уже назвать авторским произведением Волкова с американскими корнями. Вскоре рукопись попала к Самуилу Маршаку, без редактуры которого в то время практически не публиковались сказочные произведения. Редактора сильно впечатлила повесть об Изумрудном городе: он содействовал отправке сказки в печать и в скором времени лично встретился с Волковым, уговорив того развивать историю Волшебной страны в новых текстах. Вскоре за первым изданием в 1939 году последовало повторное иллюстрированное переиздание, затем включение повести в школьную серию со 100-тысячными тиражами и приглашение Волкова в Союз писателей. Успех был огромный, писателя буквально завалили письмами с вопросами о продолжении истории.

Для литературы 1930-х годов подобный успех вольной адаптации зарубежной сказки не был чем-то новым. Алексей Толстой к тому моменту уже опубликовал сказку «Золотой ключик, или Приключения Буратино», ставшую переосмыслением итальянского «Пиноккио» Карло Коллоди, а писатель Корней Чуковский в нескольких стихотворениях и прозаической повести «Доктор Айболит» адаптировал для советских детей образы из серии книг про доктора Дулиттла британского писателя Хью Лофтинга. Но именно «Волшебник Изумрудного города» породил большое количество самостоятельных, никак не связанных с оригиналом продолжений и культовый статус не только на постсоветской территории. В Германии до сих пор регулярно переиздаются все шесть повестей цикла с иллюстрациями художника Леонида Владимирского, и удаление из последнего издания 2011 года волковского послесловия, обличающего недостатки капиталистического строя, вызвало недовольство среди немецких поклонников. 

Ленивый волшебник, привыкший к жизни в капиталистических США

Первые советские издания действительно содержали в себе постскриптум автора, в котором он обращается к юным читателям и объясняет смысл собственной сказки. По его словам, ленивый и бесхарактерный волшебник Гудвин, привыкший к жизни в капиталистических США, прибегает к одному-единственному знакомому ему способу выжить в незнакомом мире — ко лжи. И лишь маленькая девочка Элли из рабочей семьи может противостоять злу, но только положившись на своих верных товарищей. Неизвестно, добавил ли писатель это послесловие по личному желанию или же по настоянию советских цензоров, дабы оправдать публикацию истории про героев, попавших в Волшебную страну не из Советской России, а из американского штата Канзас.

Американская иллюстрация к сказке Фрэнка Баума: Дороти, Страшила и Дровосек встречают Льва. Художник У. Денслоу. Источник: Wikimedia Commons
Американская иллюстрация к сказке Фрэнка Баума: Дороти, Страшила и Дровосек встречают Льва. Художник У. Денслоу. Источник: Wikimedia Commons

В текстах Волкова современные исследователи часто пытаются рассмотреть различные слои политической сатиры. В героях Страшилы и Железного Дровосека видят то американских президентов Уильяма Генри Гаррисона и Уильяма Мак-Кинли, то нефтяного монополиста Рокфеллера и газетного магната Уильяма Рэндольфа Херста. Находятся те, кто в образе сидящего на троне огородного пугала с мозгами из опилок видит аллюзии на правителей Соединенных Штатов, а Железного Дровосека называют образом «обесчеловеченного» промышленного рабочего, угнетаемого правительством Запада (то есть западной ведьмой Гингемой). Переводивший весь цикл на английский язык Питер Блайстоун в своем предисловии к одному из изданий рассказывает об аллюзиях в волковской саге на фашистскую Германию.

Откуда в Волшебной стране взялись инопланетяне

Какие бы смыслы ни вкладывал в свои сказки писатель, его масштабный цикл давно разросся за пределы простой адаптации американской повести. В последующих за «Волшебником Изумрудного города» книгах автор сконцентрировался на собственных историях и образах, которые принимали порой весьма неожиданные формы. Так, например, в «Тайне заброшенного замка», вышедшей в период популярности космической тематики, в Волшебную страну прилетают инопланетяне, а в «Огненном боге Марранов» врагов побеждают с помощью организованной Страшилой спортивной Олимпиады. В заимствованный сюжет первой книги автор решился добавить потенциально пугающие для детского произведения главы про Людоеда и наводнение. Лингвистический сравнительный анализ первых книг Баума и Волкова показывает, что в советской повести в два раза чаще встречаются такие слова, как «страх», «мрачный» и «темный».

Последняя книга цикла вышла в 1985 году уже после смерти писателя, и дорабатывал ее другой автор, так что у волковской саги нет сюжетного финала. Уставший писатель неоднократно объявлял о том, что очередная глава станет последней, но читательские письма заставляли его создавать все новые и новые сказки в мире Волшебной страны. Когда же произведения Волкова стали доступны англоговорящим читателям, возникли споры по поводу оригинальности текстов и авторских прав. Но при более подробном погружении в тексты Волкова и исторический контекст, в котором создавались его произведения, становится более существенным не вопрос заимствования сюжетных элементов, а интерес к оригинальным авторским решениям, привнесенным советским писателем в адаптацию американской сказки.

Аудиокниги Александра Волкова:

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Актриса Лея Дойч, 6 лет, 1933 год. Фото: Википедия Книги «Не выпускай ее из рук»: отрывок из романа «Руфь Танненбаум» Миленко Ерговича Трагическая история девочки-вундеркинда в предвоенной Югославии Генри Джеймс, 1900 год. Источник: William M. Vander Weyde / flickr.com Писатели Слишком сложный для Борхеса, но отличный для Голливуда: жизнь и книги Генри Джеймса Он был трижды номинирован на Нобелевскую премию и написал одну из самых загадочных повестей в истории литературы Иллюстрации из книг: «Полынная елка» Ольги Колпаковой, художник С. Ухач; «Сказка сказок» Джамбаттисты Базиле, художник Жак Калло. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт Книги «Правда, мы будем всегда?»: 10 подростковых книг, которые понравятся и взрослым Чудаки и зануды, ежик и медведь, а также девочка из ниоткуда размышляют о серьезных вещах Фото Евгения Замятина. Источник: iz.ru. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт Писатели Не только «Мы»: жизнь и книги Евгения Замятина Первая пародия на Ленина, дракон-красноармеец и дышащие по расписанию англичане Портрет И. А. Крылова кисти Карла Брюллова, 1839 / Рисунок Николая Шеберстова, 1930-е. Источник: wikimedia.org. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт Писатели Фанат пожаров и автор самой непотребной русской комедии: неизвестный Иван Крылов И еще рекомендуем, что у него почитать (помимо басен) Иллюстрация: Букмейт Книги Новый год и Рождество в книгах: от советской классики до новой Джоан Роулинг Ангелы, гоголь-моголь, валяние на кушетке и компромат в фольге
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или