Эраст Петрович Фандорин, иллюстрация И. Сакурова
Эраст Петрович Фандорин, иллюстрация И. Сакурова
Кристина Ятковская |

Эраст Фандорин про женщин, паразитизм и вечную беду России

Правила жизни самого известного сыщика в русской литературе

Сегодня родился Фандорин — герой исторических детективов Бориса Акунина. Bookmate Journal собрал правила жизни Эраста Петровича из цитат, которыми поделились читатели Букмейта.

Эраст Фандорин. Иллюстрация И. Сакурова
Эраст Фандорин. Иллюстрация И. Сакурова

Я вступаю в отношения с женщинами, только если возникает взаимное п-притяжение. Причем сильное.
— «Черный город»

Жизнь есть не что иное как хаос. Нет в ней вовсе никакого порядка, и правил тоже нет. Собственные правила — это не желание обустроить все мироздание, а попытка хоть как-то организовать пространство, находящееся от тебя в непосредственной близости.
— «Коронация, или Последний из романов»

Лучшее средство для п-приведения в чувство — массаж пощечинами по лицу.
— «Левиафан»

Если живешь в г-государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать — иначе получается паразитизм и лакейские пересуды.
— «Турецкий гамбит»

Вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и г-герои.
— «Статский советник»

Судьба любит подшутить над теми, кто слишком заботится о своем д-достоинстве.
— «Любовник смерти»

Неверие в свои силы оберегает от шапкозакидательства и небрежностей, оно может развиться в благотворную п-предусмотрительность.
— «Пиковый валет. Особые поручения»

Война — ужасная гадость. На ней не б-бывает ни правых, ни виноватых. А хорошие и плохие есть с обеих сторон. Только хороших обычно убивают п-первыми.
— «Турецкий гамбит»

Делать добро, играя на корысти и прочих низменных инстинктах — п-профанация.
— «Нефритовые четки»

До тех пор, пока интеллигентское сословие не научится д-драться за свои идеалы, ничего путного в России не будет! Но когда я говорю «драться», я не имею в виду драку по правилам хама и мерзавца. Иначе сам станешь таким же, как они. Это должна быть драка по своим правилам, правилам б-благородного человека!
— «Весь мир театр»

Мне тяжело смотреть на хороших людей, которые неумны или слабы. За свою долгую жизнь я пришел к выводу, что Злу больше везет со своими сторонниками, чем Добру. И дезертиры из армии Добра гораздо многочисленнее. Это понятно даже и с физической точки зрения. Падение дается легче, чем подъем, подчинение легче, чем сопротивление.
— «Не прощаюсь»

У маньяков вся агрессивность в их болезненную «идею» уходит, на прочую деятельность сил не остается. Обычно это тихие, неприметные людишки, никогда и не подумаешь, что у них в г-голове
— «Декоратор. Особые поручения»

Я рано узнал, что т-такое утрата, и сильно испугался — наверно, на всю жизнь. Пока я один, моя оборона против судьбы к-крепка, я ничего и никого не б-боюсь. Человеку моего склада лучше всего быть одному.
— «Левиафан»

У правильно живущего мужчины зрелость наступает в шестьдесят четыре года. Это восемь восьмерок — пора физического и интеллектуального совершенства.
— «Не прощаюсь»

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Иллюстрация к сборнику Бориса Акунина «Сказки народов мира». Иллюстратор: Ася Лисина, специально для Букмейта Интервью Борис Акунин: «Сказка разрывает рамки реальности, выходит из нормального в волшебное» «Сказки народов мира» Акунина. Только на Букмейте Борис Акунин. Фото: РИА Новости Интервью «Я любил читать детективы, пока не начал их писать». Правила жизни Бориса Акунина Автор «Азазели» и «Просто Масы» объясняет, почему Конан Дойл лучше Агаты Кристи и чем японцы похожи на русских «Страдания — это прекрасно, но людям хочется и отдохнуть». Борис Акунин, источник: bbc.com Интервью Борис Акунин: «Все от меня ждут „Фандорин, Фандорин“, а я уже двинулся дальше» Только на Букмейте: энциклопедия японской жизни в электронной версии нового романа Акунина «Просто Маса» Иллюстрация к сборнику «Нефритовые четки». Художник Игорь Сакуров © sakurov.ru Истории Кто скрывается за героями Бориса Акунина: монахиня-мошенница, загадочно умерший генерал и легендарный аферист Разбираемся с прототипами персонажей в романах про Эраста Фандорина Борис Акунин. Фото: Википедия Интервью Борис Акунин: «Кричать „Спасайся кто может!“ — это преступление» Создатель Эраста Фандорина — о зарядке на карантине, чтении вслух и массовом психозе Философ Иммануил Кант — герой популярных интернет-мемов Истории Борис Акунин и интеллектуальные анекдоты Шутки, требующие культурного бэкграунда
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или